?

Log in

No account? Create an account
Оригинал взят у norillag в Да, а отец мой тот самый патологоанатом Знаменский




"Особенно бесились конвоиры и надзиратели, когда видели на ком-нибудь кровь, над раненым издевались с запредельной жесткостью. Когда раненые спросили Беспалову, стоявшую над ямой, как она, врач, на все это смотрит, она ответила:
— Я в первую очередь чекист, а потом — врач."
Я Беспалову хорошо помню. В 70-е она заведовала санаторием-профилакторием на Вальке.
И эта ее фраза мне тоже знакома, от отца. Я хорошо помню то выражение крайнего отвращения, с каким отец ее произнес. В небольшом городе все знали друг друга, тем более медики, общались по работе, на демонстрации в одной колонне ходили))) вспоминать прошлое было не принято, прошло и ладно, как страшный сон. И если отец все же рассказал об этом - значит, был весомый повод, что-то я ляпнула не то, надо было осторожно предупредить...
Да, а отец мой тот самый патологоанатом Знаменский, который не поддался давлению начальства и написал в своем заключении именно то, что обнаружил при вскрытии тел погибших. Входные отверстия от пуль - в спинах и затылках. Значит, стреляли не по нападающим. а по убегающим людям. Это меняло всю картину.
Извлеченные при вскрытии пули отец сохранил. Они должны быть в норильском музее.

Оригинал взят у norillag в Моцак Василий Григорьевич
Nina Motsak https://www.facebook.com/nina.motsak.3
February 12, 2015 ·
Моцак Василий Григорьевич, рождения 1923 года
Моцак Василий Григорьевич, рождения 1923 года

Это мой отец. В начале войны. Ему сегодня должно было быть 92 года. Я сложила обрывки его записей в небольшое повествование о его жизни.
Часть1. Голодомор.
В 1932 году наша семья состояла отец, мать, я, Василий Григорьевич 1923 года рождения, мой брат Иван на один год меньший от меня, еще брат 1928 г.р. Николай и сестра Екатерина 1932 года рождения.
Жили мы в с.Кагамлык Глобинского района, Полтавской обл.
В конце 1931 года наши родители вынуждены были вступить в колхоз, отдали лошадь, корову, землю. Земли у нас было 3 гектара. А представители колхоза ходили по хатам и проверяли у кого что осталось в доме. В частности хорошо помню как у нас стали проверять наличие зерна. Обнаружили семенное зерно, забрали его вчистую. А у материной сестры забрали еще и одежду.
Оставшись без ничего, отец решил уехать. Уехал он в Донбасс, по-моему на станцию Чистяково. Там устроился работать на шахту весовщиком. Оставив дом уехали к нему и мы – это было зимой 1932 года. Прожили мы в бараке зиму и лето 1932 года. А осенью или вначале 1933 года по месту работы отца пришло письмо о том, что отец мой был раскулачен и по этой причине его увольняют с работы.
Вернулась вся наша семья снова домой в село.
Люди умирали ежедневно и в домах и на улице. Просто их не успевали убирать.
Мать уже весной пошла работать на плантации по уборке буряков (свеклы). Отец некоторое время поработал в колхозе, потом решили родители , чтобы отец ущел в другое село подальше от нас, и пока еще ходил зарабатывал только себе на пропитание (там немного больше давали хлеба). А мать с нами осталась. Дети, кто мог, должны были собирать в колхозе долгоносики. Если соберешь на поле полную бутылку (такая примерно как из под шампанского) тогда детям выполнившим дневной план по сбору долгоносика давали 50грамм хлеба. Матери на делянках буряка давали 300гр. Хлеб был с суррогатом, цвета черного. Я и мой младший брат Иван тоже ходили собирать этого долгоносика, но не собрав полную бутылку хлеба совсем не давали. А суп из крапивы давали по одной тарелке на выполнившего план. Младшие Николай и Катя, конечно, были дома и ждали маминого прихода, чтобы она поделилась своим пайком. В конце мая или в начале июня мы уже были опухшие от голода. Иван утром вышел на улицу и пошел в колхозный огород и сорвал несколько огурцов и председателем колхоза был избит так, что еле дополз домой и уже больше не поднялся (ему было 5 лет). Мать решила сходить в другое село за молоком. Мы все дети с постели не могли подняться. Мать принесла молока, стала понемногу нас поить, подкармливать, но на следующий день Иван умер. Похоронили его, а отец ушел в г.Кременчуг и устроился там дворником, чтобы получить жилье. Переехали и мы в город. Дали нам 2 комнатушки, бывший магазин. Но жизнь лучше не стала. И родители решили, что нам всем не пережить. Николая 5-ти лет и Катю 2-х лет оставляют на площади вокзала (ж/д) и их забирают в приют. Я остался с родителями один. Через некоторое время мать их видела в приюте. А приют этот был размещен в школе №2. там кормили получше. Я стал осенью ходить в школу №12. А свободное время бегал по рабочим столовым и где, что оставалось на столах, я доедал. Приют, размещенный в школе №2, куда-то перевели. Так я доучился до 7 класса, поступил в техникум. Отца не стало в 1936 году, а матери в 1938. А я пошел воспитанником в армию, там же в Кременчуге, в воинскую часть, играл на трубе. Дальше военное училище, война. Вернулся я в Кременчуг в 1956 году, с севера, из Норильска. Искал своего брата и сестричку, но никто мне не смог сказать, куда были вывезены дети из детского дома.
Часть 2. Война.
Я, Моцак Василий Григорьевич, рождения 1923 года, был воспитанником армии в г. Кременчуге, Полтавской области (12 отд . краснознаменный стрелковый батальон). В 1940 году (6-7мес) был направлен в Рижское пехотное училище. По приезду в город Ригу нас, прибывших из Союза, направили в кадетский корпус. Среди нас были участники финской войны. Таким образом мы носили форму кадетов, как и местные латыши, но обучение проводилось нашими специалистами. После установления Советской власти в Латвии, осенью мы стали курсантами пехотного училища.
В 1941, 16 июня, мы все были в летних лагерях г.Саласпилс (20 км от Риги). После обеда нас подняли по боевой тревоге. Выдали нам по 200 патронов, по противогазу, сухому пайку каждому. Повезли в сторону границы (западной). Командиры нам разъяснили нам, что едем на военные учения. К вечеру уже не могли проехать через одно из селений, были обстреляны с винтовок и пулеметов. Окопались и до утра уже не продвигались. С утра град пуль еще увеличился и был тяжелый бой, с великим трудом мы прошли это селение. Потеряли командира роты, командира отделения и много курсантов. И так с боями через каждое селение мы двигались в сторону границы до 22 июня. Воевали мы с десантами, сброшенными немцами на территорию Латвии. Все эти десантники были лица, выехавшие с Латвии в Германию. Затем вернулись в Ригу и узнали о нападении Германии.
Так быстро все происходило, что я не получил офицерского обмундирования и документов и как был в солдатском обмундировании так принял командование взводом. За одну ночь прежних командиров-латышей всех арестовали, а нас отличников 100 чел, назначили. Потом мы оказались в тылу немецких войск. В сентябре-октябре нас всех 12 человек, сонных, взяли в плен. Поэтому я не попал в офицерские лагеря в немцев. Привезли нас в г. Эбенроде в Восточной Пруссии. Был в лагерях в г. Мельзас, г. Гогентайн. С 1943 года до ноября 1944 года работал по хозяйству в госпожи Крамер на ст.Коршен. В связи с приближением наступающих войск Красной Армии госпожа Крамер уехала на запад, а нас собрали со всех хозяйств и погнали строем к побережью, чтобы погрузить на пароходы и увезти куда-то западнее. Я во время марша убежал и двигался в направлении наших наступающих войск. Вокруг меня образовалась группа из 28 чел, немцы, французы и бельгийцы. И получилось так, что я должен был привести их к нашим наступающим войскам. Двигались ночью, а днем больше всего пересиживали в подвалах.
При встрече с наступающими войсками, нас всех поместили в сборном пункте. Через несколько дней нас переместили на ст. Коршен, где разместился штаб контрразведки (СМЕРШ). Мы жили в домах, оставленных немцами. Проверка длилась несколько дней. Французов, бельгийцев отправили в свои страны, немцев-коммунистов тоже куда-то отправили. Однажды меня вызвали в штаб и сказали заберать с собой 11 чел офицеров (капитаны, лейтенанты, ст.лейтенанты), получите форму, сухой паек, а документы получите утром. Потом поедете в город Донецк, где формируется дивизия. Мы все получили и улеглись спать. Утром в 9 часов я был в штабе, но все штабисты оказались мертвы. Старшина где-то ночью был другом месте и остался жив. А случилось то, что нашли бочку спирта, который оказался метиловым. Старшина решил подождать приезда новых работников штаба. Через несколько дней приехали новые штабисты в полном составе, которые сказали сдать форму, сухой паек на склад, а мы довоюем без вас. Нас тут же взяли под стражу и поместили в тюрьму г. Растенбург. А дальше следствие, выбивание нужных сведений, приговор, этапирование в Норильлаг.

https://www.facebook.com/photo.php?fbid=843053815767327&set=a.660351040704273.1073741827.100001881495799&type=3&theater
Оригинал взят у norillag в Озеро Утиное возвращается
Да, воспоминания из детства, хорошего детства, защищенного от трудностей реальной жизни мамой и папой. И воспоминания взрослого, зарабатывающего, заботящегося о ком-то, преодолевающего трудности реальной жизни. Я не помню, чтобы меня волновали газы норильских заводов в раннем детстве. Тогда добыча была меньше, но технология процесса была оптимизирована по военному времени, без заботы о здоровье рабочих, вся сера в руде выжигалась в воздух. (Я не специалист - металлург, но от кого-то слышал или где-то читал об этом). Думаю, что газов было не меньше, да и жили мы почти совсем рядом с никелевым заводом в промышленной зоне. Но, повторяю, никаких газов у меня в воспоминаниях раннего детства нет, правда разговоры родителей об этом припоминаю, вроде, вот переедем в Горстрой, там газов будет меньше - рассуждали они. Вспоминаю, мандарины или апельсин были раз в году, в подарочных пакетах на Новый год, а сколько они приносили радости и казалось, что в этом и есть справедливость Мира - раз в году получать такой шикарный подарок на Новый год. Почему я не радуюсь сейчас так каждый день наблюдая в магазине апельсины и мандарины разных сортов? У вас есть ответ... А может я не должен сейчас быть снобом, уже не желающим есть апельсины, а есть по долькам и повторять - это за папу, это за маму?



https://www.facebook.com/photo.php?fbid=1046887648713642&set=a.785981088137634.1073741825.100001772498039&type=3&theater

Оригинал взят у severok1979 в НОРИЛЬСК 1944 ГОДА В ЛИТЕРАТУРЕ (К ДНЮ ПОБЕДЫ)
Всех с наступившим Днём Победы!
В честь праздника размещаю главу про Норильск военных лет из книги Григория Кульбицкого,
Авторский текст для визуальности "оживил" фотографиями 1944 года.

Глава VIII

В те грозовые годы

Норильск, 1944-й

Летом 1944 года я по заданию Советского Информбюро вылетел в Норильск.
Цель поездки — написать для зарубежной печати несколько очерков об этом промышленном поселке, фактически уже превратившемся в значительный город. Задание могло показаться странным. В военные годы печать не упоминала о Норильске. Во всяком случае, я не нашел о нем ни строчки. Но, может, торопясь с вылетом, не очень внимательно просматривал газетные подшивки.
Командировка была косвенно связана с поездкой по Сибири тогдашнего вице-президента США Генри Уоллеса. Он занимал этот пост в правительстве Франклина Рузвельта.
Уоллес, которого сопровождала группа журналистов, побывал преимущественно в южных районах Сибири. Не помню полную программу его путешествия. Похоже, ее составили не вполне удачно.
Среди сопровождавших вице-президента журналистов были противники рузвельтовского внешнеполитического курса. В американской печати появились тенденциозные статьи о Сибири. Серые, деревянные города, тяжелый женский труд, бараки, времянки цехов, в которых свищет ветер…
Все это действительно было в те трудные годы. Но ведь действовала на полный ход и мощнейшая индустрия. Были заводы-гиганты, которые позволили Сибири в самый трудный 1942 год дать стране и фронту почти треть всего чугуна и стали, свыше трети угля, около половины кокса. Броня Кузнецкого комбината защищала каждый третий советский танк.
Однако при желании можно было и не «увидеть» всего этого.
Думаю теперь, что в противовес писаниям недобросовестных журналистов и возник замысел серии очерков о Норильске. Само существование города в Заполярье к тому времени не было тайной, но иностранная печать имела о нем смутные представления. Меня предупредили, что корреспонденции предназначаются для рабочей, профсоюзной печати. Это небольшие газеты. Надо «втиснуть» каждый очерк в две-две с половиной страницы.
Представительство Норильскстроя находилось в Красноярске. Полет туда из Москвы с ночевкой в пути занял почти двое суток.
Позвонил прямо из аэропорта. Удача: начальник строительства Панюков находится в Красноярске, но послезавтра улетает к себе в Норильск. Если хочу его увидеть, не должен терять ни минуты.
В представительстве чувствовалась «солидность фирмы»: подчеркнуто деловой ритм, подтянутость. Стройкой комбината и города занимался Народный комиссариат внутренних дел. Панюкову уже доложили обо мне. Через десять минут я был у него в кабинете.
Ожидал увидеть молодцеватого генерала в полной форме. За столом сидел немолодой, усталый, вполне гражданского вида человек в обычном сером костюме.
Я представился и протянул удостоверение. Панюков прочел вслух: «…поручается организация литературного материала для отдела печати Советского Информбюро».
Обратил внимание на очень размашистую, крупную подпись красным карандашом:
— Так, значит, Лозовский теперь заместитель начальника Совинформбюро? Тот самый, что был после революции генеральным секретарем Профинтерна? Но ведь он — заместитель наркома иностранных дел. В Совинформбюро, выходит, по совместительству. Знавал его когда-то. Чем же могу вам помочь?
Я в нескольких словах объяснил задание.
— Для заграничной печати? — удивился Панюков. — В нашей не пишем, а туда — можно? Мы ведь предприятие особое. Работаем для фронта. О чем же вы будете писать?
— О людях. О покорении вечной мерзлоты. О самом северном в мире городе.
— Ну, Москве виднее. Что не надо, не пропустит. Как я понимаю, нужно только позитивное. Вы в здешних местах раньше бывали?
Узнав, что я видел Норильск в тридцать шестом, Панюков одобрительно закивал.
— Значит, можете сравнивать. Думаю, кое-что мы с тех пор сделали. Работаем. Только что нам оставили на новый срок переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны, слышали?
Поздравив, я раскрыл блокнот.
— Что же мы здесь будем с вами разговаривать? Собирайтесь, послезавтра полетим. Все увидите сами.
Летели долго.
Мне нашлось место в хвосте перегруженного старого самолета «Дорнье-Валь». Взлетели с протоки Енисея. Приводнились возле села Атаманово: там большой совхоз, дом отдыха и пионерский лагерь Норильскстроя.
Я слышал прозвище Панюкова — великий князь Таймырский. Оно отражало не столько личные качества начальника, человека, как я понял, достаточно властного, сколько значение комбината в жизни Таймыра. Но оказалось, что удельные владения «князя» растянулись и дальше по всему краю.
Садились на воду возле поселка, где для флота комбината строили деревянные баржи. С лесом было плоховато. Панюков интересовался, нельзя ли заменить настоящий строевой лес короткомерным.
В устье Подкаменой Тунгуски самолет заправляли горючим. Им наполнили и ярко-желтые ребристые баки-бочки, на которых размещались пассажиры, работники комбината.
Я расспрашивал их о начальнике Норильскстроя. Слышал в ответ: Александр Александрович Панюков в партии с 1917 года, человек твердый, решительный. Был заместителем Авраамия Павловича Завенягина, тот, уезжая из Норильска, рекомендовал Панюкова вместо себя.
Самолет, от Красноярска придерживавшийся Енисея, после Игарки повернул, срезая угол, на северо-восток. Внизу распласталась тундра с блюдцами озер, с серебристыми нитями речек. Есть озера большие, длинные. Спрашиваю названия — в ответ пожимают плечами: ведь их тут тысячи, несчитанных, безымянных. Кое-где пятна снега. Пустынно, дико. Ни костра охотника, ни челна рыболова.
Норильск появился внезапно.


Смотрим и читаем дальше...Collapse )
Оригинал взят у norillag в В базе данных «Открытый список» публикуется информация о людях, репрессированных государством
Открытый список
В базе данных «Открытый список» публикуется информация о людях, репрессированных государством по политическим мотивам в период с 1917-1991 гг.
Каждому человеку из списка посвящена своя отдельная страница. Она состоит из двух частей: установочных данных с информацией о человеке, полученной  из уже опубликованных источников, и свободно редактируемого поля — для биографического текста.
«Открытый список» создан для того, чтобы пополнять и уточнять существующие данные по истории советских политических репрессий и дать возможность каждому принять в этом участие.
Все авторы «Открытого списка» имеют редакторские права для написания статей и подгрузки новой информации, а также могут взяться за проверку и исправление неточностей и ошибок в существующих данных.
Как править установочные данные
Если вы считаете, что приведенная в формуляре информация неверна или неполна, вы можете внести необходимую правку и дополнения, после чего эта часть статьи будет отправлена на модерацию.
Большая часть сведений, внесенных в «Открытый список», получена из существующих баз данных, Книг памяти и основывается на архивных материалах. Для подтверждения изменений нам потребуются ссылки на источники вашей информации: архивную справку, хранящиеся у вас дома документы, Книгу памяти, исследовательскую литературу и любые другие верифицируемые данные.
Вы можете сослаться на свои источники прямо в статье и прикрепить к ней сканированные копии использованных вами документов, или же прислать их письмом на адрес info@openlist.wiki
Как добавить новую статью
Если вы не нашли в списке репрессированного родственника или знакомого, у вас есть возможность создать страницу для публикации материалов о нём. При заполнении «установочных данных» мы просим вас ссылаться на источники вашей информации: архивные документы, книги памяти, исследовательскую литературу и др. Подробнее об этом написано в специальном разделе нашего сайта.
Оригинал взят у norillag в ИЗ ИСТОРИИ НОРИЛЬСКОЙ МИЛИЦИИ (2)
Оригинал взят у severok1979 в ИЗ ИСТОРИИ НОРИЛЬСКОЙ МИЛИЦИИ (2)
Неожиданное продолжение моей заметки ИЗ ИСТОРИИ НОРИЛЬСКОЙ МИЛИЦИИ

Оригинал взят у klushin в Локальная история
    Друзья  попросили  помочь  в  работе  над  буклетом  к  75-летию  Норильской  милиции-полиции.  С  удовольствием  согласился  поработать над  исторической  частью  будущего  издания, особенно   с  периодом   с   1995   по   2005   год, когда  Норильское  Управление  Внутренних  Дел  возглавлял  Борис  Гаврилович  Ревазов  -  человек,  которого  я  искренне  уважаю  и с  которым  дружу  до  сих  пор. Но  об  этой  легендарной  личности  надо  писать  отдельно…
        История  норильской  милиции  довольно-таки  интересна,  начиная  с  главной загадки  -  а когда   же  она  началась,  эта  история?  Официальная  дата,  17  мая  1941 года,  когда  приказом  вышестоящей  организации  был  объявлен  штат  Норильского  поселкового  отделения  милиции,  у  некоторых любителей  истории  вызывает  законный  вопрос: «А  как  жил  посёлок  до  этого  времени,  если  уже  в  середине  30-х  годов  здесь  развернулось  строительство?».
        К  тому  же  в  архивных  материалах  есть  документ,  датированный  31  июля  1932  года,  который  дословно  звучит  так:  «В  Норильске  есть  милиция  от  Туруханского  РАО.  Норильский рудник  берёт  на  себя  расходы  с  заброской  милиционеров  на  рудник  и  возвращения их к месту жительства по истечении срока службы. Норильский рудник выдает милиционерам постовую одежду в т.ч. сапоги. Норильский рудник кроме зарплаты обеспечивает милиционеров бесплатными коммунальными услугами: общежитием, отоплением, освещением».   К  историческому  подтверждению  более  раннего  существования   милиции  в  Норильске  можно  и  отнести  приказ  по  Норильскстрою  №185  от  31  июля  1932 года,   который  гласит  «старшего милиционера   Гладких  освободить  от  своих  обязанностей  с  01  августа  1932  года  с  переводом  в  стройцех  учеником  столяра  установив  тарифную  ставку  3-го  разряда  для рабочих».  Данный  приказ  подписан  временно  исполняющим  обязанности  директора Норильскстроя  Воронцовым  и  управделами  Торгаевым.
        Будем  разбираться.  А  пока  вам  два  исторических  документа  любезно  предоставленных  полковником  полиции  Григорием  Михайловичем  Галыгой,  в  недавнем  прошлом  заместителем  начальника  УВД  Норильска.  Документы  прекрасно  передают  атмосферу  40-х  годов  прошлого  века.
Смотрим уникальные документы !!!Collapse )
Оригинал взят у norillag в ИЗ ИСТОРИИ НОРИЛЬСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ
Оригинал взят у severok1979 в ИЗ ИСТОРИИ НОРИЛЬСКОЙ АРХИТЕКТУРЫ

А. Слабуха. Зодчие Норильлага («групповой портрет» – из некоторых цифр статистики)

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ
в рамках научно-исследовательского проекта
«Архитектурное творчество в НорильЛАГЕ», № 08-04-00447а

Архитектурная деятельность в Сибири середины XX столетия напрямую связана с использованием беспрецедентного по масштабам концентрированного подневольного труда людей. Специалистов архитекторов в меньшей степени коснулась волна сталинских репрессий. Однако, очевидно, что ни одна из крупных строек ГУЛАГа не обошлась без использования труда заключенных архитекторов.

Сегодня остается малоизученной тема профессиональной творческой деятельности заключенных архитекторов в условиях несвободы, — там, где остро стояла и проблема физического выживания.

Исследование архитектурной деятельности заключенных требует специального научного рассмотрения.1 В проектных конторах ГУЛАГа, т.н. «шарашках», отбывали сроки, жили на поселении десятки выдающихся деятелей советской архитектуры, сотни простых архитекторов.

Через анализ цифр и фактов здесь попытаемся ответить на вопросы, связанные с исследованием «качества» профессионального сообщества архитекторов проектировщиков, творивших на гулаговской территории в Сибири. Всмотримся в общие черты с портрета зодчего Норильлага.

Смотрим и читаем дальше...Collapse )

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel